February 15th, 2017

(no subject)

Когда не нужно думать о том, через сколько минут у меня замерзнут руки, остается гораздо больше мозга.
И зеркала, хоть и для всадников - мутные и высоко подвешенные - дают неожиданные открытия.
И вдруг оказалось, что еще вчера план по переходу на этапы был не выполнен, а уже сегодня все заработало, в субботу проверим под нагрузкой. И это дает надежду, что к Кубку перейдем и на соответствующий запланированный уровень.
И когда ковыряешь упражнения с максимально разнообразных сторон, то находятся интересные вещи, и удивительно, насколько иногда не понимал, что знает об упражнении собака.
В общем, я с головой в другой реальности.
И начали гонять на наших пробежках утяжелители на лапы, для Тёмы и Змея. На первом эффект вроде в плюс, на втором незаметен (пока 16 г *2 бегали).

(no subject)

Где-то на фэйсбуке промелькнуло интервью Мии Скогстер. Там, конечно, в основном о ее собаках и разведении малинуа, но мысль там была важная. Про то, что нужно различать и разделять драйв и возбуждение. И что это вообще разное. И первое - хорошо, а второе - плохо. И что люди часто путают одно с другим, особенно в разведении, и мы последствия этого нынче видим, к сожалению.

Для меня мысль важна тем, что хорошо формулирует корни проблем с лаем и скулением в работе. Потому что они - признак как раз возбуждения, а не драйва. И когда я говорю, что "это от низкой мотивации, собака недостаточно или вовсе не хочет поощрение", это не очень очевидно выглядит. А так - понятнее, о чем речь.

Высокий драйв вообще не обязан сопровождаться возбуждением, это - про "убить максимально эффективно" (в нашем случае - заработать поощрение по кратчайшему пути), а не исполнять на всю округу "A-Hunting We Will Go", пока последний житель не оглохнет.