December 31st, 2015

2015

Не удержалась все-таки. Хотя для меня это не "окончание старого" и надежда на "новое, хорошее", а просто продолжение процесса. Но некоторые характеристики у ушедшего года есть.

Во-первых, у меня почему-то весь год состояние мучительного равновесия, которое очень страшно стронуть. И кажется, что новый контакт, новый диалог - порушат. Что случится, если оно нарушится, неясно, но очень похоже, когда что-то долго болело, потом вроде отлежался, пригрелся - перестало, но страшно даже на другой бок перевернуться, вдруг опять разболится. Поэтому в отношениях с людьми я была так себе, прямо скажем - все время прислушиваешься к себе (а значит, невнимателен к другим) и шарахаешься от лишнего общения. Не знаю, что это, я просто пережидаю. Поэтому никаких новых озарений или прорывов особо нет, откуда им взяться.

Во-вторых, в обидиенс у нас сменилась эпоха. Со сменой правил и просто по возрасту ушла из спорта целая плеяда знаменитых собак - половина финской команды, Португалия, Испания... Ушел на пенсию Тёмочка - тоже в своем роде эпоха, причем не только в моей, как оказалось, жизни.

В-третьих, из нового - я впервые начала участвовать в соревнованиях по бегу. Это интересно, там приятные люди. Правда, из-за больших перерывах в тренировках и еще всяких штук в голове я предпочитаю не бегать паркран, а волонтерить там - вот уже в третий раз поеду 2 января - а с учетом того, что они проводятся по субботам, а у меня свободные выходные выпадают не каждый месяц, это много и часто.

В-четвертых, очень тяжелым выдался декабрь по собакам. Трагично и резко ушла из жизни Мэглин Наггет в Таллинне - я ее не знала, но Мэглины мне все родные. Нелегальный бобровый капкан. Тёма на уколах еще на две недели, и операция на шее пока не снята с повестки дня. Две недели боролся за жизнь Зак, и несмотря на все усилия - проиграл. Я получала от Кати известия, останавливала машину, чтобы провыться, а потом старалась поддержать и приободрить. И верила, что они справятся. Они смогли преодолеть кризис, но организм не восстановился, и сегодня Змейка остался один. Катя, трымайся, мы плачем вместе с тобой.

Какой уж тут праздник.