March 3rd, 2014

Семинар в Германии

Столько английского я в жизни не слышала. Причем английского английского, а не нижегородско-английского. Тетка, которая меня пригласила - британка, они и дома в основном по-английски разговаривают. Причем ни фига я не понимаю нормально британский - и произношение другое, и набор слов.

На семинаре 8 собак (в воскресенье даже 7, кто-то охромел). Места были очень строго ограничены, и участников выбирала сама Шона ("достойных", по ее мнению). Трое "сборников" и Криста Энквист (хз сколько раз чемпионка мира - и лично, и в составе финской команды, и в призах всегда). Приехала зрителем и Беате Бизенбах, которая с рабочим лабром выступает (а второго сейчас тренирует). Очень здорово и приятно - она вообще девка классная, а уж что меня будет рекомендовать да еще лично прилетит участником Криста Энквист - это за пределами моего понимания. Ну, и дергалась я, конечно. Тем более, что народ с Кристой как раз накануне потренировался, и по каким-то проблемам она успела высказаться. Так что иногда все с интересом смотрели, совпадет ли мое мнение с вчерашним :) Шона злилась на бестактность, надо сказать (одна участница так и говорила пару раз - "мне Криста вчера посоветовала....") Я ржала. Правда, мне самой-то туго было, когда Криста выходила с собакой - потому что по некоторым проблемам финны намного более продвинутые, чем мы, и посоветовать что-то новое было категорически тяжело. Спасало (иногда) то, что Криста с кликером не работает вообще, поэтому некоторые аспекты для нее - темный лес. А еще - (фанфары) - я учила чемпиона мира, как учить собаку укладке из движения ))))) Она через прыжок никогда этого не делала, как выяснилось. Поржали.

Семинар в манеже (ну, деревянном сарае, в общем-то). Тепло было только в пятницу, когда жарило солнце (в полях уже маргаритки цветут), а остальные дни спасали только зимние штаны и обувь. На обед уходили в маленькую комнатку, где можно было надышать, и ели горячую пиццу. В туалет - в ветеринарный корпус, но там не топили, не погреешься.

Зато, раз мало собак - халява по времени. Все три дня начинали с "поговорить" на часок, потом до обеда делали один круг, потом после обеда - второй круг и еще вопросы. На третий день времени осталось много, я им трассу поставила.

Вечера, кроме последнего - в ресторане, общий шум и гам. Пива так и не пила, одно вино в ходу. Как-то и без колбасок обошлось, а от шпетцля я отказалась, попробовав у кого-то - те же кнедлики, только мелкие, в виде гарнира. Нет уж, спасибо.

Очень приличные собаки ("избранные"))). Лютрина полусестра Лэйси - вот реально ФЕЕРИЧЕСКАЯ собака. Кто понимает - вылитая Рика Анне Таммиксалу. Резкая, поворотистая - чудо. И как и Лютра - язык высовывает. И отдельные упражнения у них выглядят так, как я даже и не умею. Но - отношения, блин... Хозяйка слабовата. Впрочем, ведут ее плотно, есть шанс, что выстроят. Еще один бордер рабочего разведения - типа нашего Билла (только белый). Бегать - о да. Думать и слушаться - да пошли вы, я нюхать пошел. Опять же отношения.... Фантастический лабр с феерично пряморукой хозяйкой, и у нее же - рыженький рабочий бордеренок, очень хорош. Пара шоу-бордеров. Ну, вот не нравятся они мне. Ни поведением, ни отношением к работе. Да еще в Германии они здоровые какие-то. Очень хорошая "хочу быть овчаркой" - но хозяйка типа Янгрики, кто помнит. Масса странных идей, но собака пока не сдалась и все еще пытается понять, что же нужно сделать. Скоростной как три Кайсы выжлец - очень красивый, со всеми косяками, сопутствующими легавой. Бордер Шоны с английским движением рядом - и всеми вытекающими отсюда косяками, которые мы полдня и разбирали. Получилось хорошо, справились. В октябре мне туда же, но в другой клуб, и еще куда-то собрались пригласить, я не поняла куда.

В общем, работа была интересная, а хэндлеры в массе своей - продвинутые, так что ловили на лету.

Только, похоже, от того, что я жила не в гостинице, а у Шоны, у меня перегруз общения случился. Домой прям идти не хотелось, хоть и соскучилась по Сашке. Змей с передержки вернулся какой-то зачмыренный - видимо, его там мои же старшие и запрессовали. Теперь реабилитируем, лежит на кровати, обнимается.