December 11th, 2013

(no subject)

Не знаю, насколько оно вообще правда и ценно, но пока мысли в голове крутятся, лучше их записать для памяти. Склероз-с, знаете ли.
"Пастьба" (когда собака подвисает или замедляется в работе, слишком сильно сконцентрировавшись на игрушке, в ее ожидании, или - в крайних случаях - на лакомстве) - это катастрофа для послушания. Летит к черту скорость занятия позиции, искривляются траектории движения (собака уходит на круг), замедляется движение на высылах-подзывах. Понятно, что первое и главное средство борьбы с этим - никогда не поощрять собаку в таком состоянии, сначала "вынуть" из него, а потом уже давать подкрепление. К подвисанию склонны, да, конечно, бордеры - но гораздо хуже виснут, например, малиняки. Айка у меня (НО) вис на игрушку только в путь. Так что распространившееся у нас некоторое время назад мнение, что "нельзя брать для обидиенс собаку из пастушьих линий" - бред сивой кобылы. Ну, ладно, это тема для отдельного холивара.

У меня из трех собак, проверенных на овцах, двое старших не пасут в послушании вообще, а третья подпасает на подзывах игрушку, если ее не бросать, а принимать собаку на игрушку в руке. При этом Тема пасет овец феерично, Лютра - хорошо, а Кайса не пасет вообще. При этом все три собаки очень много "пасут" друг друга (а Тема еще и Сашку, и разные шевелящиеся предметы, типа заводных игрушек, воздушных шариков и т.п.). Змей пока в статистику не входит, потому что на овцах не был. Но он тоже много пасет на прогулках, а о работе - ниже. Совершенно ясно, что пастьба в послушке как-то зависит от действий дрессировщика, но не очень вылавливается, как именно. Вот и попробую пока статистику набрать.

Змей сильно подвисает (пасет) на еде (за игрушку мы пока не занимаемся, только играем в обучательные игры). Поэтому я в некоторых упражнениях ушла от того, чтобы дать ему думать (даже в занятии ИП, например, где уж думать-то - всего-ничего), и стала делать наведение, причем даже не проверяя, знает он уже движение или нет. Это относится очень сильно - к посадке в Рядом (у меня уже есть его папа, с которым это пожизненная проблема), к занятию ИП, к посадке в принципе (кроме комплекса, там ему техника не оставляет шансов виснуть), и к некоторым трюкам. Т.е. с ним я буду наведение использовать намного больше, чем с любой из предыдущих собак. Но у него и пастьба есть такая, которой ни у кого из моих старших нету - он крадется, залегает, подползает (в общей игре). Остальные у меня пасут бегом или стоя на месте. Тёму я задолбалась пытаться учить ходить во время пастьбы, и перестала напрягаться - и так на овцах раз в году бываем, была охота настроение портить...

Отличие Лютры от старших собак - она никогда не бегала аджилити (так, вокруг деревьев только), и я очень мало занималась с ней трюками. Даже наш невеликий набор я поленилась ей давать. Т.е. думать я с нее просила, а наведения практически не было (ну, кроме нормативных упражнений). Думать она не хотела, поэтому так и вышло. Сейчас-то она уже хочет, да у меня уже новая маленькая собачка завелась. Пусть теперь думает в рамках норматива :) Так что быстрого наведения у нее был в жизни минимум.

Для статистики можно было бы "подтянуть" собак из фристайла - там тоже довольно много наведения. И сравнить, соотносится ли количество наведения (не просто, а именно в режиме отработки с быстрым-частым-обильным подкреплением, когда собака суетится) с зависанием при выполнении каких-то движений.

Пы.Сы. Мишени - тоже наведение своего рода.

Про питание 17/2. Разум и чувства, окончание.

Оригинал взят у svetlyachok в Про питание 17/2. Разум и чувства, окончание.
Мы часто едим, чтобы пережить или заглушить чувства - это уже всем хорошо известно. Настолько, что не осталось ни одной фитнесс-программы, ни одного журнала с рекомендациями диетологов, которые бы в ситуации, когда вы тянетесь заесть неприятный разговор или разочаровывающее событие, не предлагали вам вместо этого прогуляться или принять пенную ванну. Мне иногда кажется, что пенная ванна видится фитнесс-тренерам и диетологам основным психологическим инструментом в борьбе с эмоциональным перееданием, этаким секретным оружием. Как в Англии - чашка чая. В любой непонятной ситуации - принимай пенную ванну. Будешь благополучен и радостен.

Несмотря на отсутствие перебоев с поставками пены для ванн, людей, заедающих эмоции, не становится меньше. Почему так? Почему перевести язык эмоций на язык еды удается достаточно легко, а наоборот - не получается? Кто виноват и что делать?

Слишком сильные эмоции

Нередко люди убеждены, что эмоции, которые они контролируют с помощью еды, настолько разрушительны, что если хотя бы раз выпустить их наружу, то они разрушат все вокруг. Любому специалисту, работающему с эмоциональным перееданием, знаком этот волнующий миг, когда клиент, наконец, обнаруживает в себе тщательно упакованный в жировые складки гнев, обиду, разочарование. Казалось бы, вот он. момент истины: выпускай гнев наружу и проблема решена! Не тут-то было. Раз за разом при попытке помочь клиенту выразить глубоко запрятанные чувства приходится сталкиваться с интенсивным сопротивлением и.. усилением заедания.

Чем глубже спрятано переживание, чем меньше у человека практического опыта его выражения, тем более разрушительным оно будет казаться.

Анне была как раз из таких клиенток. Ей было 38 лет, и основу ее ожирения составлял гнев. С раннего детства она изучила науку молчать и улыбаться, опускать ресницы и застенчиво благодарить: ее любили на работе, ее обожали соседи, ей было легко привлекать к себе людей и нравиться, настолько безобидной и легкой в общении она казалась. Когда я опаздывала на сессию, она улыбалась и спрашивала, не хочу ли я сначала выпить чаю - я ведь так запыхалась.

Чаю я не хотела - я хотела понять, почему она не сердится. Как часто бывает в работе с лишним весом, ключевыми для понимания ее состояния оказались сессии, посвященные ее взаимоотношениями с матерью, научившей ее быть милой и молчаливой, и отцом, не переносившим от детей ни малейшего несогласия, а уж тем более - критики. Анне удалось нащупать и признать этот гнев, но... ничего не произошло. “Я боюсь, что если начну выражать его, я просто разрушу все вокруг”, - призналась она. “Мне намного проще и безопаснее придавливать его едой и снова улыбаться. Это не трудно, не больно - я привыкла”.

Мы бились с гневом Анне несколько сессий, он продолжал смеяться над моими терапевтичпескими усилиями и вылезать не желал. Не помогло все то, что помогало обычно - уроки тайбо не доставили Анне удовольствия, она чувствовала себя слишком уставшей и истощенной, работа с фигурами матери и отца тоже не принесла облегчения - Анне, как зачарованная принцесса, постоянно пребывала в полусонном. очень спокойном, объевшемся состоянии, позволявшем ей молчать и улыбаться сквозь опущенные ресницы. Основу этого состояния составляли огромные количества еды, которую она научилась потреблять превентивно - чтобы у чувств не было ни одного шанса появиться на поверхности.

Любой телесный контакт с клиентом - это всегда очень спорная и рискованная штука, нужно очень хорошо осознавать, зачем ты это делаешь, и действительно ли профит превышает риски.

Collapse )

(no subject)

Я, блять, как в индийском кино - собралась было подать реплику, а вместо этого поносообразно начала петь и танцевать.... Пошла собак кормить - и случайно позанималась со Змеем. На той неделе поехала к клиентам, у которых занималась лет пять назад с их предыдущей собакой. Тот пес (чудный совершенно) скоропостижно помер от рака (за 4 дня), они взяли нового, чтобы не так было плохо. Новый - тоже хорош. И вот ходим мы с управляющим по поселку, обмениваемся новостями за пять лет - и я через десять минут спохватываюсь, что все это время случайно занималась с собакой Рядом, и он уже ходит, и сам предлагает даже. Дрессировочный понос, слабит мягко, не прерывая поток сознания...