April 14th, 2011

УМИРАТЬ НЕ ПРОСТО

Originally posted by moniava at УМИРАТЬ НЕ ПРОСТО
«Нам было 9 лет, звали мою дочь Полина, мы из Геленджика», - так начинается письмо. Дальше мама пишет, как они пытались и не смогли победить рак. И как оказались в отделении паллиативной помощи НПЦ. А в конце подпись, от которой все внутри переворачивается: «Родители девочки Полины, которая очень хотела поехать на Евровидение и занять 1 место…». Полина умерла в ноябре прошлого года.

Сегодня, 14 апреля, годовщина с тех пор, как в отделении паллиативной помощи в Москве появился первый пациент. 72 ребенка за этот год побывали в этом отделении. 72 душераздирающие истории. Девятилетний Беслан из многодетной кабардино-балкарской семьи, годовалый малыш Федосей из детского дома Брянской области, та самая Полина, которая хотела поехать на Евровидение и занять 1 место, шестнадцатилетний Паша, который все знал про свой прогноз и говорил: «ну и что, сколько проживу, значит столько надо»… И еще 200 детей на выездной службе.

Нужно помнить, что неизлечимо больным детям всегда можно помочь. Даже в последний час. И сделать это может каждый. Врач подберет обезболивание, медсестра предупредит пролежни. Но не только в этом паллиативная помощь. Мы хотим, чтобы каждый ребенок и его семья жили полной жизнью до конца. Чтобы дети учились, даже если не могут ходить, чтобы радовались, даже когда не могут пошевелиться. Но все это не появится само собой. Надо очень много работать, чтобы дети могли, даже умирая, ЖИТЬ.

Паллиативная помощь и детский хоспис – это не распоряжение Мин или Горздрава о создании отделения, это не дело только врачей. Нужны огромные усилия всех вас, кому не все равно. В Англии, где сейчас уже 40 детских хосписов, паллиативная помощь детям начиналась и существует не по указу государства - хосписы создаются обществом и им же поддерживаются.

Фонд «Подари жизнь», фонд «Вера», инициативная группа паллиативной помощи детям, несколько волонтеров – мы работаем одной командой, мы знаем этих детей, мы знаем их потребности, мы часами висим на телефоне с их родителями и ломаем головы над тем, как помочь. Но нас слишком мало. Без вашей помощи ничего не получится, мы это уже точно поняли.

Нужны люди. Люди-волонтеры, которые могут навещать, играть, рисовать, учить, развлекать. Курьеры, которые могут съездить в аптеку, водители, которые отвезут в цирк... Нужны люди, которые могут сделать праздник, исполнить мечту, показать фокусы, спеть под гитару… А еще нам нужны деньги. Потому что это все стоит денег – коробочка ежевики, о которой так мечтает ребенок, ортопедическая подушка, которая позволит лежать без боли, инвалидное кресло, чтобы не только лежать, но и сидеть хотя бы иногда, кислородный концентратор, чтобы не задыхаться, противопролежневый матрас, функциональная кровать, кресло в ванную.... Чтобы сделать период умирания для ребенка не невыносимой мукой, а жизнью, в которой все приспособлено для нового состояния, увы, нужно немало денег. Но это можно сделать!

Если хотите помочь: moniava@gmail.com, 8916 588 44 01 (Лида).

«Умирать не просто», - написала нам мама мальчика Паши.

На память.

Исходные условия: Я злюсь на человека и хочу послать его нахуй.

Здоровая реакция: Я посылаю человека нахуй.

Интроекция: Хорошие люди никого не посылают нахуй. Я - хороший, мне нельзя.

Проекция: Э, да он явно хочет послать меня нахуй! И сейчас пошлёт!

Конфлюэнция: Он должен сам всё понять и уйти нахуй. Без моих подсказок.

Дефлексия: Понимаешь, брат, тут такое дело, в общем, если рассмотреть сложившуюся ситуацию объективно и беспристрастно, одним из аспектов актуальной тенденции может являться взаимная инконгруэнтность субъектов взаимодействия... Да, кстати, Шопенгауэр по этому поводу говорил, что...

Ретрофлексия: Я молча иду нахуй сам.

Рефлексия: А действительно ли я хочу послать его нахуй? Или я должен прощать всех и сам идти нахуй? А есть ли смысл посылать его нахуй, когда можно пойти самому?

Интроспекция: Какое любопытное чувство я испытываю! А вот так оно отражается в напряжении мышц... В связи с этим у меня всплывают вот такие ассоциации... и вот эти детские воспоминания... О, точно! В точности такой же случай был со мной в возрасте четырёх лет! Я тогда послал нахуй папу, и папа отлупил меня ремнём.

Отрицание: Нет никакого нахуя. Не бывает такого слова.

Обесценивание: Да кто он такой, чтобы я посылал его нахуй? И кто я такой, чтобы посылать его нахуй? И что толку посылать нахуй...

Нарциссическое расстройство: Или я его нахуй, или он меня! Третьего не дано.

Посттравматическое расстройство: Что, нахуй? Опять нахуй?! Ааааа!

Клуб анонимных нахуистов: Меня зовут Джон, и я, когда злюсь, хочу всех послать нахуй....

© andrzejn

(у меня многовато интроекций, но стала чаще позволять себе и "здоровую реакцию" ) :)